издается с 1879Купить журнал

"Он произвел на меня впечатление человека крайне застенчивого". Воспоминания вдовы генерала Эверта о молодом Антоне Деникине

Воспоминания вдовы генерала Эверта о молодом Антоне Деникине

150 лет назад, 4 (16) декабря 1872 г. родился генерал Антон Иванович Деникин (умер в 1947 г.) - видный отечественный военачальник, один из лидеров Белого движения, талантливый мемуарист1. О нем написано и сказано немало, но о молодых годах будущего генерала свидетельства редки. Тем ценнее каждый новый документ. Вниманию читателей "Родины" предлагаются воспоминания о знакомстве с Деникиным, написанные вдовой генерала Алексея Ермолаевича Эверта - Надеждой Игнатьевной Эверт в Праге в 1927 г.2

Генерал Эверт в кругу семьи. Слева направо стоят: сыновья Владимир, Игнатий, супруга Надежда Игнатьевна, дочери София и Вера. Сидят - Алексей Ермолаевич и сын Борис. 1915 г.  Архив И.В. Эверт.

Генерал Эверт в кругу семьи. Слева направо стоят: сыновья Владимир, Игнатий, супруга Надежда Игнатьевна, дочери София и Вера. Сидят - Алексей Ермолаевич и сын Борис. 1915 г. Архив И.В. Эверт.

Строптивый слушатель академии

А.Е. Эверт был начальником штаба 10-й пехотной дивизии в 1893-1899 гг. еще в чине полковника. Таким образом, описываемая в воспоминаниях встреча могла происходить летом 1899 г. неподалеку от малой родины Антона Ивановича - городов Влоцлавск и Лович в Польше.

Наиболее подробно в воспоминаниях отражена академическая история Деникина. Он окончил Николаевскую академию Генерального штаба в 1899 г. по 1-му разряду и был среди 50 офицеров, подлежавших причислению к Генеральному штабу. Однако академическое начальство решило пересмотреть прежний порядок аттестации слушателей, что привело к сокращению количества причисляемых к Генштабу. Под сокращение попали четыре офицера, в том числе Деникин, произведенный, несмотря на это, за отличные успехи в науках в академии в капитанский чин.

А.И. Деникин в 1893 г. ГА РФ.

Деникин был возмущен несправедливостью и подал жалобу на имя императора Николая II, а в дальнейшем отказался ее отозвать. Трое его товарищей по несчастью, не подавших жалобу, были все же причислены к Генштабу, но на причисление Деникина император добро не дал. Эта история подробно описана в воспоминаниях Деникина "Путь русского офицера". Во время представления выпускников академии императору военный министр генерал А.Н. Куропаткин доложил Николаю II, что Деникин не причислен к Генштабу "за характер"3. Вместо того, чтобы тут же разобраться с инцидентом, император лишь задал строптивому офицеру несколько малозначащих вопросов.

Командование Варшавского военного округа дважды ходатайствовало о причислении Деникина к Генштабу, однако император дал добро лишь на третий раз, после обращения офицера к военному министру в 1901 г., считая Деникина раскаявшимся4. Как вспоминал последний, "варшавский штаб, возглавлявшийся тогда генералом Пузыревским, проявил к моей судьбе большое участие"5. Деникин оставил очень теплую характеристику поддержавшего его начальника штаба Варшавского военного округа генерала А.К. Пузыревского как блестящего ученого и педагога, острослова, нажившего много врагов и в силу этого не сделавшего более успешной карьеры6. Лишь в 1902 г. Антон Иванович был переведен в Генеральный штаб.

Воспоминания публикуются по современным правилам орфографии и пунктуации. Подзаголовки добавлены редакцией.

Фрагмент воспоминаний Н.И. Эверт. ГА РФ. Публикуется впервые.

"Только за винтом он весь преображался..."

При воспоминании об А.И. Деникине невольно переношусь мыслью на 30 лет назад. В то время муж занимал должность нач[альника] штаба 10-й пех[отной] див[изии], и мы проводили лето в лагерях близ деревни Радич7 под Скерневицами. По заведенному обычаю ближайшие сослуживцы мужа коротали вечера обыкновенно у нас. Иногда устраивался винт, иногда после совместной прогулки заходили напиться чаю и поделиться дневными впечатлениями.

Однажды вместе с мужем пришел офицер лет 25-26, небольшого роста, сильный брюнет, с черной маленькой бородкой, черными, пристально всматривающимися глазами и сильной проседью в волосах. Муж отрекомендовал его мне как вновь прикомандированного к штабу - это был Деникин. Он произвел на меня впечатление человека крайне застенчивого, мало вращавшегося в обществе, но очень наблюдательного. Даже впоследствии, при более близком знакомстве, он редко принимал участие в разговоре - сядет где-нибудь в сторонке и устремит на кого-нибудь свой пронизывающий взгляд; только за винтом он весь преображался: глаза разгорались, он делался развязнее и разговорчивее. Т[ак] к[ак] играли по очень небольшому кушу, то, очевидно, что в нем сказывался не картежник, а просто азартная натура; впоследствии муж подметил в нем эту черту и при исполнении служебных поручений.

А.И. Деникин (третий слева) во 2-й артиллерийской бригаде. ГА РФ.

Пострадал за характер

Деникин, как рассказал мне муж, был командирован в штаб при особой препроводительной бумаге, в которой рекомендовалось мужу подробно и всесторонне ознакомиться с ним и затем прислать о нем в штаб Варш[авского] воен[ного] окр[уга] самую точную и подробную аттестацию. Прочитав эту бумагу, муж обратился непосредственно к Деникину с просьбой откровенно объяснить, чем она вызвана. Оказалось, что под давлением воен[ного] министра (ген[ерала] Куропаткина8), преследовавшего какие-то свои личные цели, начальник академии Генер[ального] штаба допустил по отношению к Деникину и еще 2-м и 3-м офицерам какую-то несправедливость, благодаря которой вместо 1-го разряда они должны были быть выпущены по 2-му (в чем именно заключалась несправедливость, боюсь объяснять во избежание неточности)9. Пострадавшие начали отстаивать свои права, и дело дошло до того, что они подали государю жалобу на воен[ного] министра. Тогда начальство пообещало удовлетворить их, лишь бы они взяли свою жалобу обратно. Офицеры, пострадавшие вместе с Деникиным, согласились, а он заявил, что "не привык шутить именем государя" (передаю точно слова мужа, но возможно, что он не дословно передал слова Ден[икина]).

Таким образом, когда представлялись государю выпускные офицеры Ген[ерального] шт[аба], один Деникин вследствие неопределенности своего положения оказался не в форме Ген[ерального] шт[аба]. На вопрос государя, что это значит, Деникин ответил, что он ждет решения Его Величества. Тогда государь обратился за объяснением к сопровождавшему его воен[ному] мин[истру] - тот ответил, что штабс-капит[ан] (за правильность в определении чина не ручаюсь10) Деникин не переведен в Ген[еральный] шт[аб] по несоответствию его характера11.

Беспристрастная аттестация

По окончании испытания муж не только аттестовал Деникина как отличного, дисциплинированного офицера, вполне соответствующего для службы в Ген[еральном] шт[абе], но высказал и свое особое мнение, что Генеральный штаб много потерял бы, лишившись такого офицера.

Ген[ерал] Пузыревский12 при встрече с мужем в Варшаве обратился к нему с вопросом, знает ли он причины, вызвавшие прикомандирование Деникина к штабу 10-й див[изии]. Муж ответил утвердительно.

- И, несмотря на это, Вы настаиваете на данной Вами аттестации?

- Да, она вполне беспристрастна".

- А, в таком случае - поборемся!

Генерал А.К. Пузыревский (1845-1904).

После этого разговора, по распоряжению ген[ерала] Пузыревского, Деникин был прикомандирован к штабу Варшавс[кого] воен[ного] окр[уга] (Пузыревск[ий] был нач[альником] шт[аба] окр[уга]).

Познакомившись с ним ближе, ген[ерал] Пузыр[евский] подтвердил аттестацию, данную мужем, но, очевидно, его авторитет оказался недостаточным, т.к. Деникин в то время не был переведен в Ген[еральный] штаб.

ГА РФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 758. Л. 13об.-15. Рукопись.

  • 1. В этом году мы уже обращались к фигуре Деникина в связи с 75-летием его смерти: Ганин А.В. Генерал Антон Деникин: бриллиантовое оружие "для впавших в бедствие добровольцев" // Родина. 2022. N 8. С. 26-29.
  • 2. Подробнее о генерале Эверте и его супруге см.: Ганин А.В. Главком Западного фронта Алексей Эверт: Мы предатели своего государя! // Родина. 2017. N 2. С. 49-53; "Мы, видимо, попали в водоворот". Отрывки из дневника главкома Алексея Эверта публикуются впервые / публ. А.В. Ганина и И.В. Эверт // Родина. 2018. N 11. С. 34-37; Ганин А.В., Эверт И.В. "Я служил, но проглядел жизнь с ее радостями". Послереволюционный дневник и тюремные письма генерала А.Е. Эверта. 1918 г. // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. 2019. N 1 (16). С. 220-277.
  • 3. Деникин А.И. Путь русского офицера: Статьи и очерки на исторические и геополитические темы. М., 2006. С. 132.
  • 4. Документы РГВИА по этому вопросу опубликованы в: Трамбицкий Ю.А. Комментарии // Деникин А.И. Путь русского офицера. С. 342-345.
  • 5. Деникин А.И. Путь русского офицера. С. 132.
  • 6. Там же. С. 241-242.
  • 7. Такого населенного пункта под Скерневицами обнаружить не удалось. Возможно, мемуаристка перепутала название с деревней Руда.
  • 8. Куропаткин Алексей Николаевич (17.03.1848-16.01.1925) - генерал-лейтенант (впоследствии - генерал от инфантерии), военный министр (1898-1904).
  • 9. Официально Деникин окончил академию по 1-му разряду.
  • 10. Деникин был произведен в капитаны 2 июня 1899 г. за отличные успехи в науках в академии.
  • 11. Впоследствии оканч[ивавшие] академию Ген[ерального] шт[аба] переводились в Ген[еральный] шт[аб] лишь после годичного испытания (примеч. Н.И. Эверт). Мемуаристка неточна. В случае с Деникиным речь шла о причислении к Генеральному штабу, которое предшествовало переводу в него.
  • 12. Пузыревский Александр Казимирович (03.02.1845-10.05.1904) - генерал-лейтенант (впоследствии - генерал от инфантерии), начальник штаба Варшавского военного округа.]