издается с 1879Купить журнал

Крым-1850. Шпионские изыскания Чарльза Генри Скотта накануне Крымской войны

17 мая 2024

170 лет назад, в 1854 году начались военные действия Британии, Франции, Османской империи и Сардинского королевства против России. Примерно в это же время в Лондоне была опубликована книга английского путешественника Чарльза Генри Скотта, оказавшегося в Крыму незадолго до начала войны и, судя по его записям, занимавшегося, в основном, шпионажем.

И. Айвазовский. Русская эскадра на Севастопольском рейде. 1846 г.

И. Айвазовский. Русская эскадра на Севастопольском рейде. 1846 г.

Европейцам позапрошлого столетия Чарльз Генри Скотт был известен своими странствиями по миру. Британский журнал "Атеней" писал о нем: "Г-н Скотт по природе своей больший скиталец, нежели татарский пастух. Он ... видел крепости Эвксина, озера Крыма, города Балтики, видел бумеранг, выпущенный из рук австралийского дикаря, и слушал песнопения островитян Южного моря. Он знал разных людей и разные города; он изучал их старательно и разумно…"

Итак, 2 июля 1850 года два английских джентльмена - писатель Чарльз Скотт и его друг мистер Гордон, отправились в дальний путь. Они проехали через Москву, Нижний Новгород, Астрахань и прибыли в Крым, который изучили довольно подробно.

Чарльз Генри Скотт и его книга.

Рассказывая о своем крымском вояже, Скотт пишет неприятные вещи о русских, заигрывает с крымскими татарами, но в первую очередь изучает возможности для высадки десанта. При этом Крым англичанину очень нравится, и он прикидывает, что в Севастопольской бухте смог бы разместится английский флот, Ялту можно было бы использовать в качестве курорта и т.п. Вот описания некоторых крымских городов из его книги "Балтийское, Черное море и Крым, полное путешествие по России, вояж вниз по Волге до Астрахани, и тур по Крымской Татарии".

Феодосия

"Берег представлял собой оживленную сцену: повсюду сновали живописные греки и татары, итальянцы и евреи, армяне и русские, здесь были готовы к отправке огромные кучи кукурузы, а рядом - груды шкур. Ворота больших магазинов были распахнуты настежь, словно для того, чтобы принять продукцию со всего мира. Ленивые дромадеры, все еще привязанные своими хомутами к маджарам (четырехколесным крытым повозкам), нежились на солнышке, в то время как их хозяин-татарин крепко спал внутри громоздкого на вид транспортного средства. А матросы всех наций слонялись без дела, как будто они были единственными бездельниками в городе".

Карасубазар (Белогорск)

"Войдя на узкую улочку, можно было подумать, что ты внезапно перенесся в центр Персии, настолько все отличалось от того, что мы до сих пор видели в российских владениях. Вдоль главной улицы тянутся лавки, фасады которых состоят из двух горизонтально подвешенных ставен, одной сверху, а другой снизу, так что днем верхняя образует навес, а нижняя - скамейку, на которой можно выставить товары на продажу. Или на ней сидит хозяин так, что вся передняя часть магазина распахнута настежь. Выделка сафьяна и других цветных кож, изготовление сапог и тапочек, изготовление шапок для представителей различных рас, изготовление всевозможных скобяных изделий, керамики, седел, мыла и свечей - вот лишь некоторые из занятий этого народа. Токарные работы также проводят здесь часто и во многом таким же образом, каким это мог бы делать наш праотец Адам.

К. Боссоли. Вид на Карасубазар с минарета. Сер. XIX в

Рыночная площадь завалена фруктами и овощами в большом разнообразии и изобилии. Именно здесь мы впервые увидели, как выполняется процесс подковывания вола. Бедное животное переворачивают на спину, связывают четыре ноги вместе, кузнец самым хладнокровным и деловым образом подравнивает копыта и прибивает гвоздями железные пластины. Когда дело закончено, несчастный зверь, освобожденный от своего нелепого положения, встает на ноги и уходит, очень похожий на кота на льду в ореховых скорлупках".

Симферополь

"Современный город Симферополь и его старшая сестра Ак-Мечеть, прижимаются друг к другу, но не обнимаются, с улыбками на лицах, но со злобой в сердце. Старшая - дочь татарина - скромная, непритязательная, замкнутая, а младшая - дерзкая русская девица - покрытая краской и мишурой, в украшениях, которые она украла у греческой красавицы".

Ялта

"Будет предпринята попытка превратить Ялту в место отдыха на водах, скромное подобие Брайтона, она похожа на этот город только тем, что ее омывают морские воды. Но более восхитительное место, чем Ялта, едва ли можно себе представить. Она расположена в тени горного хребта, уходящего вглубь гор и образующего на протяжении нескольких миль северо-восточную границу прекрасной долины. А та покрыта садами и со всех сторон окружена поросшими густым лесом возвышенностями, кроме тех, что обращены к морю. Ялта обладает восхитительным климатом и может стать одним из самых очаровательных мест в Европе для оздоровления".

Ялта в 1840-е гг. Фото: Музей А.С. Пушкина

В Ялте Скотт познакомился с русским полковником, вместе в гостинице они пили местные вина и рассуждали о политике. "С русским мы обсудили Америку, скользнули взглядом по Азии, слегка коснулись Африки, вернулись в Европу, но в конце концов … мы вернулись в Россию.

- Ах! - сказал он. - Англия никогда не знает своих собственных интересов. Момент настал, она и Россия должны были бы объединиться и разделить Европу между собой.

Истинно русское чувство. Мы возразили, что у Англии нет таких обширных идей. "Именно так, - ответил он. - это и есть отсутствие у вас такой "высокой политики", это и жаль". "Россия, - сказал наш полковник, - единственная страна, которая понимает и применяет истинные принципы образования. Живые языки - это единственный надежный фундамент, на котором можно построить надстройку глубоких знаний. Посмотрите теперь на Англию, насколько прискорбно невежественны в этом отношении даже ее лучшие классы, в то время как мы, дворяне России, свободно говорим по крайней мере на четырех языках".

Алупка

Все путешественники того времени расхваливали только что построенный Воронцовский дворец, но Скотт его раскритиковал. "Действительно, смелое сочетание искусства и природы было выполнено рукой мастера. Единственная ошибка - это цвет камня, из которого построен дворец. Зеленовато-серый, он плохо отражает свет, и поэтому ему не хватает разнообразия, самой жизни. Здесь отсутствуют свет и тень, и даже линии перспективы из-за этого не очерчены четко, следовательно, существует плоскостность, почти безжизненность, которая лишает дворец большей части его художественного эффекта".

Дворец в Алупке. 1850-е гг.

Севастополь

В Севастополе Скотт встретил легкомысленное к себе отношение. "Нам было сказано, что иностранцам не разрешается оставаться здесь более 24 часов, но в течение 10 дней мы не встретили никакого сопротивления, хотя посетили и с любопытством осмотрели все части города и все, что в нем стоило увидеть".

Путешественник подробно описывает порт Севастополя: "Севастопольский порт состоит из бухты, протянувшейся в юго-восточном направлении примерно на четыре мили в длину и на милю в ширину у входа, уменьшающейся до четырехсот ярдов в конце, где впадает Tchernaia Retchka, или Черная река. Средняя глубина бухты составляет около восьми саженей, дно в центре состоит из ила, а по бокам - из гравия. На южном побережье этого залива расположены торговая, военная и яхтовая гавани. Карантинная гавань находится за пределами входа. Все они расположены в южном направлении и глубоки.

Военная гавань является самой большой, ее длина составляет около полутора миль, ширина - четыреста ярдов, и она полностью закрыта сушей со всех сторон. Именно здесь зимой швартуется Черноморский флот, самые большие корабли могут стоять со всеми своими припасами на борту недалеко от причалов. Небольшая гавань, в которой находятся военно-морской арсенал и доки, находится на восточной стороне военной гавани, недалеко от входа".

Черная река, Инкерман. 1830 г.

И наконец начинает подробно описывать систему защиты города-крепости: "Порт защищен с юга шестью главными батареями и крепостями, в каждой из которых установлено от 50 до 190 орудий, а с севера четырьмя, в каждой от 18 до 120 орудий, и, кроме того, имеется множество батарей меньшего размера.

Крепости построены по казематному принципу, три из них имеют три яруса орудий, а четвертая - два яруса. Форт Св. Николая - самый большой, в нем установлено около 190 орудий. Мы проявили большой интерес и получили разрешение войти в эту крепость. Она построена из белого известняка: прекрасного добротного камня, твердого и очень долговечного, тот же материал используется для всех остальных фортов. Между каждыми двумя казематами расположены печи для разогрева ядер докрасна: мы измерили калибр орудий и обнаружили, что он составляет восемь дюймов, что позволяет метать снаряды или 68-фунтовую дробь. В период нашего визита, конечно, было не более 850 артиллерийских орудий, защищавших порт со стороны моря, а из них около 350 могли быть сосредоточены на корабле, входящем в бухту".

Скотт изучает возможности батарей и русского флота в Севастопольской бухте, используя безалаберность и преступную небрежность тех, кто показывает им город и его укрепления: "Точка, на которую может быть нацелено наибольшее количество артиллерийских орудий, вероятно, находится примерно в центре линии, проведенной от мыса Константина до восточного мыса Карантинной гавани, где установлена часть орудий форта Константина, Карантинной батареи, форта Александра и форта Св. Николая, а также некоторые из других орудийных комплексов. Но в лучшем случае их количество не может превышать 350 единиц. Мы приложили некоторые усилия, чтобы установить эти факты, подсчитав орудия различных фортов, не всегда это было легким делом, когда малейшее подозрение относительно нашей цели могло причинить нам серьезные проблемы.

Гавань и укрепления Севастополя, 1850-е гг.

Севастополь превосходно приспособлен природой и имеет сильную позицию по отношению к морю, и из того, что мы изложили выше, видно, что это было в полной мере использовано, и сделало его настолько грозно укрепленным местом, насколько только можно себе представить. Все укрепления достаточно прочны, и нанесут большой урон атакующему флоту, прежде чем их орудия замолчат. Это такая сила вооружения, против которой не устоит ни один флот, не только в смысле количества орудий и веса металла, но и по характеру снарядов. Любого одиночного снаряда, выпущенного в упор по кораблю, достаточно, чтобы потопить его".

На основании этого он делает вывод: "Мы не утверждаем, что уничтожить Севастополь с моря в одиночку невозможно, но мы считаем, что это не стоит делать лишь путем ненужных жертв людей и кораблей. И что было бы только безумием пытаться это сделать, если у нас нет резервного флота, достаточно сильного, чтобы подстраховать атаку на Черном море в случае неудачи".

Он продолжает изучать город: "Говоря о средствах обороны Севастополя, мы не упомянули о российском флоте. К нему не следует относиться ни с безразличием, ни с презрением. Ибо, хотя мы готовы признать, что ни по мощи кораблей, ни по качеству матросов, ни в каком другом отношении он никак не может сравниться с Англией и Францией, но тем не менее, не может быть никаких сомнений ни в том, что русские моряки хорошо обучены артиллерийскому делу, ни в том, что они наделены мужеством, которое заставляет их выполнять свою работу. В военной гавани Севастополя находилось двенадцать линейных кораблей, восемь фрегатов и семь корветов, они составляли Черноморский флот, не считая пароходов. Мы посетили, среди прочего, "Двенадцать апостолов" со 120 орудиями и первый лейтенант сопровождал нас. Спустившись в оружейную комнату, мы осмотрели один из снарядов и поблагодарили нашего проводника за помощь и выразили восхищение кораблем. "Да, - сказал лейтенант, - он достоин ваших похвал. Он был построен по образцу вашей "Королевы", которая сейчас находится в Средиземном море, русским архитектором, получившим образование на одной из королевских верфей Англии".

План крепости Севастополь. 1830-е гг.

Город Севастополь с запада, со стороны суши, частично защищен стеной с бойницами, которая была признана одним из первых инженеров России совершенно бесполезной. Как нам сказали, были составлены планы полного укрепления этого места в том направлении, но были ли проведены эти работы с тех пор, неизвестно, хотя у нас есть глубокое убеждение, что к тому времени, когда прибудет осаждающая армия, там уже появятся сильные оборонительные сооружения".

План нападения

Путешествие Скотта по Крыму и Севастополю дает ему возможности сделать рекомендации по началу войны: "Первое и самое важное соображение, касающееся нападения на Севастополь с суши, состоит в том, чтобы определить, где армия найдет лучшее место для высадки. Феодосия была названа в числе других населенных пунктов, и в ней, безусловно, есть прекрасная гавань и множество других удобств, но удаленность от места действия является серьезным недостатком. Войскам пришлось бы пройти маршем около 130 миль по степи, поскольку нужно было бы держаться к северу от гор, где их продвижение могли бы легко остановить. А если бы установилась сырая погода, то эта степь за очень короткое время стала бы совершенно непроходимой.

Ялта - еще один порт, где можно было бы безопасно высадить людей и выгрузить материалы, и где было бы незначительное сопротивление. Но, хотя она и соединена с Севастополем хорошей дорогой, но дорога эта во многих местах вырублена в отвесной скале и ее можно сделать совершенно непроходимой.

Балаклава. 1830 г.

Между Ялтой и Балаклавой нет ни одной доступной точки, но если бы удалось захватить порт в последней и обезопасить окружающие высоты, то можно было бы сразу получить все необходимое для успешной операций против Севастополя. Удаленная всего лишь на 10 миль от этого города и связанная с ним превосходной дорогой, Балаклава настолько превосходит все другие места для достижения поставленной цели, что не может быть двух мнений о важности обладания ею, а ее восхитительная гавань имела бы неисчислимую ценность для флота.

Природа сделала это место настолько защищенным что, если бы русские воспользовались возможностями обороны, выбить их оттуда было бы довольно трудно.

Другим планом нападения на Севастополь могла бы стать высадка десанта к северу от Инкерманской бухты, уничтожение или взятие форта Константина и других батарей с тыла, а уже оттуда бомбардировка военно-морского арсенала, города и кораблей. И это единственная альтернатива, если не будет возможности осуществить это в Херсонесе".

Первая атака союзных сил 5 октября была отбита, но в ночь с 13 на 14 сентября была захвачена Балаклава, что дало союзным войскам много преимуществ. И наверняка изыскания английского шпиона-путешественника сыграли в этом свою роль.