издается с 1879Купить журнал

Жизнь и фронтовая судьба генерала-танкиста Матвея Шапошникова в документах, публикуемых впервые

Генерал-лейтенант Матвей Кузьмич Шапошников (1906-1994) получил всесоюзную известность уже на склоне лет, летом 1989 г., когда в печати стали впервые появляться подробности трагических событий в Новочеркасске в начале июня 1962 г. Тогда в разгар конфликта он отказался отправить на протестующих танки, чем спас немало жизней и одновременно поставил крест на своей военной карьере. До сих пор считается, что именно в Новочеркасске Шапошников совершил свой "самый главный подвиг"1. Однако стенограмма беседы с ним в Комиссии по истории Великой Отечественной войны АН СССР, впервые вводимая нами в научный оборот2, убеждает в том, что свои главные подвиги он совершил именно на войне с гитлеровцами, в том числе при форсировании Днепра 80 лет назад в сентябре 1943-го.

Три побега из дома

37-летний полковник Шапошников, командир 10-го танкового корпуса, 8 марта 1944 г. в Москве поговорил с сотрудницей комиссии АН СССР Розалией Кроль. Уже в начале беседы Матвей Кузьмич сообщил подробности, которые отсутствуют в современных публикациях о нем.

Матвей Кузьмич Шапошников (1906-1994)

Он появился на свет 29 ноября 1906 г. в слободе Алексеевке Воронежской губернии (ныне Белгородской обл.) в большой крестьянской семье. Шапошников подчеркнул, что учеба в школе во время Гражданской войны продвигалась у него с большими перерывами и закончить семь классов ему довелось только в 1924 г. в 17 лет3. Вместо учебы приходилось ездить "на Украину за Харьковскую область за хлебом и поездами, и санками", юный Матвей обменивал вещи из сундука матери4.

А нынешние биографии Шапошникова, основываясь на его изданных в 1988 г. мемуарах5, утверждают, что семилетку в родной Алексеевке он закончил якобы еще в 1920 г., не достигнув и 14 лет6. И якобы сразу после школы отправился ликвидировать безграмотность в селе Щербаково в 14 км от Алексеевки, за что получал в месяц пять рублей. Последняя подробность обманчива: в 1920 г. на пять рублей нигде ничего не купишь, а вот в 1924 г. после советской денежной реформы юноше можно было прожить на эти деньги.

Из школьных предметов Матвей больше всего любил литературу и химию, его любимые русские писатели Пушкин и Гоголь. Писатели зарубежные влияли еще серьезнее: начитавшись их, будущий генерал трижды удирал из дому: "Жюль Верн на меня сильно действовал... И так бывало читаешь-читаешь, а потом соберешься в путешествие, и дело доходило даже до того, что к матери в кошелек залезешь, вытащишь денег и отправляешься"7. Однажды в 15 лет доехал до Одессы, оттуда пароходом выбрался в Севастополь и собирался там поступать в "морской корпус". "Но не приняли по малолетству", пришлось бродяжничать и ехать домой через Харьков зайцем. "Встретили меня как блудного сына"8.

Ровесник Леонида Ильича

Учиться дальше 17-летнему Матвею не пришлось, он пошел учить других. По вечерам занимался со взрослыми, у самого и возраст был, по его словам, неподходящий, и неграмотность сельчан преодолевалась туго. "Бросил я это дело и уехал в Кривой Рог"9.

Полковник Леонид Ильич Брежнев, 1944 год.

В шахтеры, гласит стенограмма беседы, будущий генерал подался только в 1926 г., 19-летним юношей. Два месяца помаялся безработным, потом устроился шахтером самой низкой квалификации, бутовщиком. Работал на криворожской шахте "Коммунар" до 1928 г., по окончании курсов стал забойщиком.

Такова реальная пролетарская биография Шапошникова, но почему же в воспоминаниях он удлинял свою работу на шахте, начиная ее с 1922 г.10? Похоже, что одну подробность из своей юности Матвей Кузьмич предпочитал не упоминать. Наверняка ликвидировать безграмотность в окрестностях Алексеевки ему приходилось на украинском языке, что стало дополнительным мотивом "бросить это дело". Острогожский уезд Воронежской губернии РСФСР, к которому относились его родные места, считался украинским и подлежал украинизации11.

В беседе с Розалией Кроль и наградных листах 1943-1944 г. полковник указан украинцем по национальности, в том числе и в представлении к званию Героя Советского Союза12. А вот в представлении командира 1-го гвардейского мехкорпуса И.Н. Руссиянова от 21 апреля 1945 г., которое закончилось вручением Шапошникову ордена Богдана Хмельницкого II степени, награждаемый указан русским13.

При этом нигде в беседе свою украинскую идентичность Шапошников не акцентирует. Не повторилась ли уже весной 1945-го послевоенная история его ровесника Брежнева? Леонид Ильич был младше Матвея Кузьмича всего на 20 дней, в конце войны они даже внешне похожи. Полковник Брежнев времен войны смахивает на генерал-майора Шапошникова с фото 1945 г., те же брови, та же прическа. Брежнев в 1930-е - 1940-е гг. делал успешную партийную карьеру, будучи по паспорту украинцем14, а в 1951-м, будучи назначен Сталиным первым секретарем ЦК Компартии Молдавии, оказался уже русским по национальности.

Из пулеметчиков - в танкисты

Осенью 1928 г. Шапошников поступил в пехотную школу в Одессе. Оттуда в Кривой Рог приехала вербовочная комиссия, сулила златые горы: "Курсанты назывались красными юнкерами, питание обещали замечательное, по три костюма"15.

Учеба в Одессе захватила недавнего шахтера, его особенно привлекали тактика, военная история и огневое дело. По окончании отправили в Киев в стоявший там Тилигуло-Березанский стрелковый полк, там он "сразу получил пулеметный взвод в пулеметной роте". Служба задалась: в 1931 г. после инспекторских стрельб Шапошников получил в качестве премии путевку на курорт16.

Одесская пехотная школа, бывшее юнкерское училище.

В 1932 г. 25-летний комвзвода становится танкистом. В беседе он говорит об этом увлеченно: "Можно сказать, что у нас танкисты родились с 1932 г. До этого были маленькие отрядики в зародыше". Шапошников отправился в столицу: "Наш полк и киевская дивизия должны были сделаться из стрелковых танковыми. Учился в Москве сначала на курсах, потом в Кунцеве в лагерях до осени, месяцев 6. Учились водить танки, стрелять из танков, танковой тактике. Имели такую нагрузку, что спать нам приходилось очень мало. 10 часов мы учились с преподавателями, затем примерно 6 часов работали самостоятельно по заданию, затем подготовка к завтрашнему дню"17.

По окончании учебы Матвей Кузьмич вернулся в УССР, командовал в 45-м мехкорпусе танковой ротой. Постоянно был на хорошем счету, в августе 1936 г. был награжден своим первым орденом, Красной Звезды. Репрессии обошли его стороной: в 1937-м он попал в спецнабор академии имени Фрунзе. Орденоносца вызвали в Киев, в беседе он признается, что надеялся на отправку в Испанию, а пришлось поехать в Москву поступать. "Экзамены нам устроили, но требовательность была не особенно большая". Тактику, топографию и уставы сдал хорошо, но по тригонометрии из трех задач решил одну, по алгебре - две из трех. Но все равно приняли. Учеба и здесь задалась: "Закончил я академию с дипломом отличника"18.

В начале 1940 г. Шапошников впервые побывал на войне: "После окончания академии нам дали всего три дня для того, чтобы рассчитаться и получить аттестаты, и сразу нас отправили на финский фронт", на Ухту. "Работал в штабе армии в оперативном отделе". В 9-й армии, которой командовал В.И. Чуйков, Матвей Кузьмич провел 2,5 месяца, в боевых действиях не участвовал. C мая 1940 г. работал в оперативном управлении Генштаба. Кабинетная работа его тяготила, "все время рвался в войска"19.

Сто грамм под бомбежкой

Великую Отечественную начальник оперативного отдела штаба 37-й танковой дивизии подполковник Шапошников встретил на Западной Украине: с февраля 1941 г. служил в Золочеве. В беседе он описывает первые бои 23 июня севернее Львова на неудачной местности, болотистой и лесистой. При этом "до Днепра больших боев не было". Севернее Радзивилова в Ровенской обл. его танкисты организовали контратаку и помогли выйти из окружения стрелковой дивизии. У Канева переправились через Днепр.

Свои ощущения от отступления Матвей Кузьмич выразил так: "Самые тяжелые переживания были у нас, когда мы отходили и шли по селам Западной Украины. Гуцулы в своих национальных костюмах стоят и смотрят на нас, а нам стыдно было смотреть им в глаза. А через свои села было проходить еще тяжелее. Настроение было тяжелое. В чем дело, почему мы отходим? И машины есть, и оружие, и люди"20. То есть Шапошников своими считал только восточных украинцев, а западных - "гуцулами".

В печальной тональности представлены в беседе и летние бои 1942 г. на дальних подступах к Сталинграду. Пришлось воевать на вкопанных танках, выдерживая налеты противника: "Жутко вспомнить, какую прорву авиации он бросал. Мы выдержали и воющие, и не воющие бомбежки... Убыль у нас в танках была большая"21.

Бомбили непрерывно: "Как-то, когда мы дрались в излучине Дона, мы сидели с одним товарищем моим, разведчиком, на наблюдательном пункте во время массового налета авиации. Собрались с ним позавтракать. Перед завтраком положено выпить сто грамм. Только выпили сто грамм - немцы сыпят. Переждали. Опять выпили сто грамм и хотели закусывать - снова сыпят. И так мы выпили около литра и не были пьяны. Такое было напряжение нервов"22.

Беседа с Шапошниковым. Фрагмент первого листа.

Дальнейший рассказ гораздо оптимистичнее. В дни контрнаступления под Сталинградом Матвей Кузьмич был начальником штаба 5-го мехкорпуса, который в декабре 1942 г. сосредоточился в районе Серафимовича: "Тут мы больше встречались с румынами. Мы румын не боялись. Мы внезапно форсировали Дон, вклинились туда, нащупали слабое место. Оборона у них была не особенно крепкой, танков у них было немного... Мы по сути дела с румынскими дивизиями встречались в поле, и они не выдерживали наших танковых атак. Местность там была удобная для танков: степь, есть где развернуться. Набрали пленных мы целые эшелоны... Можно сказать, что полторы-две дивизии мы уничтожили корпусом. Впервые, когда брали пленных, мы услыхали "Антонеску капут" и "Гитлер капут"23.

По фашистам - танками и матом!

Накануне Курской битвы Шапошников решил перейти со штабной на "строевую работу". В апреле 1943-го он стал командовать 178-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса. Старался постоянно быть в гуще событий: "Я мало сидел в штабе. Я все время был с народом, с бригадой, с войсками на открытом "Виллисе"... Бригаду к боям я готовил сам лично"24.

Матвей Кузьмич рассказал о том, как его танкисты под Прохоровкой и Обоянью справлялись с новейшими немецкими "тиграми", у которых и броня толще: "Но прямым попаданием из нашей пушки мы все равно ее пробивали, причем старались стрелять не в лоб, где броня сильнее, а били в бортовые части, где стояли бензобаки"25.

А вот как он передает ощущение танкового боя: "Мне приходилось командовать бригадой из танка и приходилось самому стрелять. Тут ощущение у танкиста такое, когда стрельбу открыл, что и не думаешь о том, что тебя могут убить. Тут в танках сплошной мат, снаряды надо подавать быстрее. Человек разгорячится до того, что голова мало работает, а работают руки, ноги и голос. Были такие моменты, когда танкисты вгорячах наталкивались танк на танк..."26.

М.К. Шапошников (крайний слева) с однополчанами. 1945 г.

Шапошников увлеченно повествует о том, как по ходу Курской битвы немцы терялись: "У нас был один пленный обер-лейтенант, который спросил, что это за 10-й корпус, который они все время встречают, и сколько же у нас десятых корпусов. А это происходило потому, что мы все время маневрировали и упреждали движение противника"27.

После взятия Белгорода и Харькова рвались вперед неудержимо. Местное население на Полтавщине встречало наших танкистов радостно: "А когда мы проезжали Пирятин на рассвете, жители все вышли нас провожать. Стоит один старый-старый дед. У него белая борода до пояса. Плачет, сам крестится и нас крестит, благословляет на ратные подвиги"28.

И в Переяславе, к которому танкисты Шапошникова подошли 21 сентября 1943 г., освободителей приветствовали особенно тепло. "Немцы гнали 70 человек мужчин через Переяслав, и, когда мы стали их настигать, они привели этих людей к церковной ограде и всех перестреляли. Поэтому население там было сильно возмущено и нас встречали так торжественно. У нас на каждом танке, на каждой машине было полно цветов".

Днепр танкам не преграда

Беседа с Шапошниковым заканчивается форсированием Днепра - именно за это 10 января 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

5-я Гвардейская танковая армия атакует в районе Прохоровки. Курская дуга. 1943 г. Фото: РИА Новости

К Днепру напротив Ржищева в Киевской области вышли на рассвете 22 сентября 1943-го. Пришлось ломать голову: "Переправочных средств у нас никаких не было, потому что все эти понтоны и полупонтоны остались далеко позади в результате нашего форсированного движения вперед"29. Ширина реки в этих местах доходила до 600 метров. В бригаде у Матвея Кузьмича был мотострелковый батальон, его уже утром 25 сентября на лодках и плотиках удалось переправить на правый берег Днепра, был захвачен важнейший плацдарм у хутора Монастырёк: "... ходили врукопашную на ножах и с ручными гранатами". Первым переправился подчиненный Шапошникова, также ставший Героем Советского Союза, - командир взвода разведки Иван Мартынович Бейда (1916-1987). О нем - последние строки стенограммы: "... имеет штук 40 ранений, но ему попадает удачно. Ранят его, он дней 6-10 полечится и снова возвращается. У него вся спина в осколках"30.

Танки на понтонах, а с ними и Шапошников, переправились через Днепр 28 сентября. Но сражаться в районе занятого Букринского плацдарма пришлось долго, упорные бои продолжались и после взятия 6 ноября Киева. Были большие сложности и с использованием танков на другом берегу, и с подвозом боеприпасов, и с продовольствием. Выручала река: "Единственное, за что мы можем похвалить немцев, что мы могли есть рыбу из Днепра, которую глушили немецкие снаряды. А соль у нас была"31.

За подвиги во время форсирования Днепра 36 бойцов и командиров 10-го танкового корпуса составили достойную компанию Шапошникову, став Героями Советского Союза. Как известно, это было не имевшее прецедентов массовое награждение: всего по Красной Армии за Днепр звезды Героя получили 2438 человек.

После беседы в комиссии по истории Великой Отечественной войны Матвей Кузьмич продолжал воевать столь же храбро и умело в Латвии и Венгрии, его танкисты первыми вступили в Вену. А на Параде Победы генерал-майор Шапошников командовал сводной колонной танкистов 3-го Украинского фронта.

  • 1. Пчелинов-Образумов А.А. Знаменитые земляки. Шапошников. Сер. Библиотека белгородской семьи. Рыбинск, 2019. С. 3.
  • 2. Научный архив ИРИ РАН. Ф. 2. Раздел 4. Оп. 1. Д. Героя Советского Союза М.К. Шапошникова. Л. 1-15.
  • 3. Там же. Л. 1.
  • 4. Там же.
  • 5. Шапошников М.К. По зову Родины. Киев, 1988.
  • 6. Пчелинов-Образумов А.А. Указ. соч. С. 7.
  • 7. Научный архив ИРИ РАН. Ф. 2. Разд. 4. Оп. 1. Д. Героя Советского Союза М.К. Шапошникова. Л. 1.
  • 8. Там же. Л. 1-2.
  • 9. Там же. Л. 2.
  • 10. На известном сайте "Герои страны" читаем, что Шапошников работал бутовщиком в Кривом Роге вообще с 1920 г., т.е. с 13-14 лет. - Шапошников Матвей Кузьмич // https://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2619.
  • 11. Дроздов К.С. Политика украинизации в Центральном Черноземье, 1923-1933 гг. М., 2016. С. 214, 219-220, 231, 235.
  • 12. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 793756. Д. 54. Л. 162-163.
  • 13. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 686046. Д. 154. Л. 500.
  • 14. Паспорт Брежнева 1947 г. с национальностью "украинец" см.: Брежнев Леонид Ильич. Специальный выпуск Вестника Архива. Президент РФ. М., 2006. 2-я сторона обложки.
  • 15. Научный архив ИРИ РАН. Ф. 2. Разд. 4. Оп. 1. Д. Героя Советского Союза М.К. Шапошникова. Л. 2.
  • 16. Там же. Л. 3-4.
  • 17. Там же. Л. 4.
  • 18. Там же. Л. 5-6.
  • 19. Там же. Л. 6.
  • 20. Там же. Л. 7-8.
  • 21. Там же. Л. 9.
  • 22. Там же.
  • 23. Там же.
  • 24. Там же. Л. 10.
  • 25. Там же.
  • 26. Там же. Л. 10-11.
  • 27. Там же. Л. 11.
  • 28. Там же. Л. 12.
  • 29. Там же. Л. 13.
  • 30. Там же. Л. 15.
  • 31. Там же. Л. 14.