издается с 1879Купить журнал

Рыболовецкий колхоз "За Родину"

Осень 1947 года. В 12 километрах от Калининграда (еще полтора года назад он был Кенигсбергом) высаживаются переселенцы из Смоленска, с Кубани и Волги. Перед ними поставлена государственная задача - обеспечить рыбой страну, поэтому каждому выделено 10 килограммов соли и 10 литров керосина. Но нужней оказались лопаты, потому что первым делом пришлось откапывать затонувшие и замытые илом немецкие рыбацкие лодки.

Так 70 лет назад начинался рыболовецкий колхоз "За Родину".

Колхоз развивался стремительно. Через пять лет здесь числилось 110 дворов, в которых даже беглому глазу было видно рыбацкое благополучие. Старейший калининградский журналист Евгений Куренной, знавший многих первопроходцев, нашел любопытный архивный документ: "В 1952 году у колхозников артели "За Родину" имелось 5 радиоприемников, 1 баян, 3 аккордеона, 2 гармошки, 3 мотоцикла, 11 швейных машин, 20 велосипедов, 29 патефонов".

У траулера, бороздившего моря в 1978 году, и у его
У траулера, бороздившего моря в 1978 году, и у его "внука" одно гордое имя.

За прошедшие десятилетия здесь поменялось, конечно, всё. Кроме названия. И купленному в прошлом году траулеру единодушно дали имя колхоза-тезки. Традиции тут - не пустой звук. Даже рецепт праздничной ухи на День рыбака здесь не меняется с 1967 года: судак, лещ, окунь и угорь. Именно в тот год в колхоз прибыл выпускник Ленинградской мореходки Анатолий Филиппович Дубик. Зацепило так, что остался здесь на последующие полвека. В доме, построенном на колхозные деньги, сразу получил благоустроенную квартиру. И угодил в настоящий водоворот событий.

Анатолий Дубик прокладывал
Анатолий Дубик прокладывал "колхозную тропу" к берегам Канады и США.

- Мы взялись прокладывать "колхозную тропу" из прибрежья в дальние моря. Постепенно покорили Атлантику, отдавали тралы на ньюфаундлендских отмелях, ловили рыбу у берегов Канады и США, - вспоминает Анатолий Филиппович. - На знаменитых океанических банках Джорджес и Нантакет за советскими траулерами частенько охотились американские самолеты - разведчики, летали едва ли не над нашими головами. Думаю, потому и встречали нас дома как с боевого задания, с духовым оркестром. Зато на ближних морских подступах царило братство. Знакомый капитан рассказывал, как встретился на промысле с польскими рыбаками. Тралы у нас тогда были тяжелыми, громоздкими - поляки посмотрели и подарили капроновый. Уловы резко возросли. После этого мы свои сети стали переделывать на польский манер.

Американский самолет-разведчик следит за советскими промысловиками. 1963 год.
Американский самолет-разведчик следит за советскими промысловиками. 1963 год.

Простонародная сетевязалка давно в прошлом. Рыбколхоз "За Родину" - крупнейший в России производитель шпрот: мощное производство, новейшие технологии, поставки по всему свету. Но все тот же, как 70 лет назад, непреходящий рыбацкий азарт.

Вот так выглядела простонародная сетевязалка. 1965 год.
Вот так выглядела простонародная сетевязалка. 1965 год.

Мечта и главная забота нынешнего поколения "зародинцев" - угорь. Когда-то рыбколхоз брал в год рекордные 120 тонн деликатесной рыбы. Сейчас о таких масштабах помнят лишь ветераны. Но Сергей Николаевич Лютаревич, председатель Совета директоров группы компаний "За Родину", уверенно формулирует задачу: модернизировать флот и возродить промысел угря:

- Дикий угорь набирает вес за 6-8 лет, половину этого срока он добирается к нашим берегам из Саргассова моря. Но если завозить личинки, то вырастить угря можно вдвое быстрее. Наши соседи, поляки тратят на эти цели 600 тысяч долларов в год, белорусы - 300 тысяч, а Россия - ни копейки.

Сергей Лютаревич верит в светлое промысловое будущее красавца-угря.
Сергей Лютаревич верит в светлое промысловое будущее красавца-угря.

Так что пока колхоз "За Родину" ловит угря, насколько хватает сил и производственных мощностей. А что с ним происходит дальше - надо видеть! И этим надо дышать: над коптильными цехами круглые сутки витает дымок от свежей ольхи - сладкий, как дым Отечества...