издается с 1879Купить журнал

Проверка Халхин-Голом

Хроника войны в монгольских степях, где ковались судьбы и победы Великой Отечественной

85 лет назад на реке Халхин-Гол начались боевые действия между японской армией и советско-монгольскими войсками. В отечественной литературе эти события называют "конфликтом на Халхин-Голе", в японской - "Номонханским инцидентом". Ряд историков, впрочем, считают их настоящей войной, некоторые даже говорят о "второй русско-японской".

Красноармеец водружает флаг на сопке Ремизова.

Красноармеец водружает флаг на сопке Ремизова.

Если Русско-японская война 1904-1905 годов стала репетицией Первой мировой, то бои в Монголии - прологом Второй. Здесь гремели танковые и воздушные сражения, ковалась новая тактика, росли знаменитые впоследствии военачальники.

Диспозиция

Оккупировав в 1931 году Маньчжурию (северо-восток Китая), японцы вскоре создали здесь марионеточное государство Маньчжоу-го - плацдарм для дальнейшей экспансии в сторону Китая, Монголии, СССР. Выход японцев на Транссиб грозил Москве потерей Забайкалья, Приамурья, Приморья. Радикальные японские политики говорили о расширении империи до Байкала, в главы прояпонского государства Сибирь-го прочили атамана Григория Семенова. В 1937 году Япония развязала полномасштабную войну против Китая, причем отражать агрессию помогали советские летчики-добровольцы. В 1938 году бои между японской армией и РККА шли уже на юге Приморья, у озера Хасан.

На монгольско-маньчжурской границе тучи тоже ходили хмуро. Еще в 1936 году Москва и Улан-Батор заключили протокол о взаимопомощи, согласно которому в Монголии развернули 57-й Особый корпус РККА. Сначала им командовал будущий маршал Иван Конев, позже его сменил комдив Николай Фекленко. К маю 1939 года численность корпуса составила 5,5 тысячи человек.

Карта боев в районе Халхин-Гола.

В этот же период японцы потребовали сдвинуть линию границы между МНР и Маньчжоу-го к западу, к реке Халхин-Гол. Тем самым они хотели обезопасить строившуюся железную дорогу Халунь-Аршань - Ганьчжур, которая вела прямо к советской границе. Переговоры с монгольской стороной окончились ничем, и 11 мая 1939 года отряд японской кавалерии атаковал погранзаставу на высоте Номон-Хан-Бурд-Обо.

Так, по позднейшей формулировке маршала Жукова, началась "необъявленная война на Халхин-Голе".

В нее сразу включилась Красная армия. 17 мая комдив Фекленко направил к Халхин-Голу три пехотные роты, саперов и артиллеристов. Перейдя Халхин-Гол, красноармейцы отбросили японцев и заняли оборону на восточном берегу реки.

Но 28 мая японские войска перешли в наступление.

Жуков

В первых же боях проявилась недостаточная подготовленность советской пехоты к условиям монгольской степи: жара, жажда, гнус... Японские солдаты были экипированы лучше, имели особую обувь и обмундирование, включавшее накомарник.

В небе господствовала японская авиация. Советским истребителям И-15бис и И-16 противостояли на самолетах Ki-27 японские пилоты, показавшие высокое мастерство: они метко стреляли, грамотно действовали в группе, использовали радиосвязь. Арсений Ворожейкин (впоследствии - один из лучших истребителей Великой Отечественной, дважды Герой Советского Союза) вспоминал бой 27 мая, когда отразить налет девятки японцев должна была шестерка советских истребителей. Троих сожгли на взлете, один погиб в бою, двое уцелели, но заблудились и сели в степи. На другой день навстречу врагу взлетели на И-16 десять летчиков, восемь из которых погибли.

"Надо было учиться воевать", - напишет много позже Ворожейкин.

Комкор Георгий Жуков прибыл на место.

Для изучения причин неудач на Халхин-Гол отправили заместителя командующего Белорусским военным округом по кавалерии комдива Георгия Жукова. 5 июня он прибыл в "войлочный городок" Тамцаг-Булак, где располагался штаб 57-го корпуса. Уже через несколько дней Фекленко по его докладу сняли с должности за потерю управления и незнание обстановки.

Командовать корпусом назначили самого Жукова.

Он первым делом приблизил свой командный пункт к линии фронта и вскоре сделал ряд выводов: открытое пространство требует подвижных маневренных войск; условия внезапности здесь - широкое рассредоточение и скрытность; наземным войскам нужно надежное воздушное прикрытие. Кроме того, необходимо было освоить навыки ночного боя, изменить подходы к снабжению и медицине.

В течение июня Жуков укреплял оборону на восточном берегу Халхин-Гола и готовил контрудар. Из СССР подтягивались войска. Прибыли командарм 2-го ранга Григорий Штерн, годом раньше "спасавший" операцию на Хасане после отстранения маршала Василия Блюхера, начальник артиллерии РККА комкор Николай Воронов, опытные военные хирурги.

Летчики

В Монголию также направили 48 летчиков во главе с заместителем начальника ВВС РККА Яковом Смушкевичем - небесную элиту, ветеранов Испании и Китая. Асы и воевали, и учили, совершенствовали тактику, улучшили систему воздушного наблюдения, оповещения и связи. В Монголию поступили более современные истребители - И-153 ("Чайка") и И-16 новых модификаций, в том числе вооруженные реактивными снарядами.

Инструктаж японских танкистов в монгольской степи.

Уже в конце июня потери японской авиации значительно выросли. Историк Вячеслав Кондратьев пишет: "Развернувшиеся на Халхин-Голе воздушные битвы с участием 200-300 самолетов являлись беспрецедентными в истории авиации вплоть до начала знаменитой "Битвы за Англию". Да и во времена Второй Мировой сражения такого масштаба происходили нечасто".

Старший лейтенант Витт Скобарихин совершил в Монголии третий в истории советской авиации таран (после "испанца" Евгения Степанова и "китайца" Антона Губенко) - рубанул винтом японский истребитель и сумел довести свою поврежденную машину до аэродрома.

Комиссар Михаил Ююкин произвел здесь первый огненный таран наземной цели - направил подбитый бомбардировщик в скопление японских войск, приказав стрелку-радисту и штурману прыгать. Штурман Морковкин спасся, радист Разбойников и сам Ююкин погибли. На Великой Отечественной этот подвиг повторит Николай Гастелло, служивший на Халхин-Голе в одном полку с Ююкиным.

Упомянутый Арсений Ворожейкин, выбросившись с парашютом из поврежденного самолета, насмерть бился на ножах со сбитым им же японцем.

О подвиге Сергея Грицевца, посадившего И-16 на занятой японцами территории, чтобы вывезти выпрыгнувшего с парашютом майора Забалуева, Василий Лебедев-Кумач написал поэму "Два сокола-друга":

  • ...От напряженья сухо во рту...
  • - Скорей!.. В фюзеляж полезай!..
  • А сам с револьвером сидит на борту,
  • Услышав далекий "банзай"!
  • Влез командир... Нелегок подъем, -
  • Но рядом - спасенный брат!
  • И вот в одноместной машине вдвоем
  • Два друга к границе летят...

Контрудар

В ночь с 2 на 3 июля войска японского генерала Кобаяси, форсировав Халхин-Гол, заняли на западном берегу реки гору Баин-Цаган. Японцы готовили удар в тыл советским войскам, находившимся на восточном берегу. Так началось Баин-Цаганское сражение.

Монгольские пулеметчики.

Сначала японцам сопутствовал успех, но их планы сорвал Жуков. Не дожидаясь подхода пехоты, он с марша бросил в бой 11-ю танковую бригаду комбрига Яковлева. Штерн возражал: это противоречило уставам и сложившимся тактическим взглядам. Позже из Москвы для проверки действий Жукова даже приезжали две комиссии во главе с заместителем наркома обороны Григорием Куликом и начальником Главного политуправления РККА Львом Мехлисом.

Но - победителей не судят...

В Баин-Цаганском сражении с обеих сторон участвовало до 400 танков и бронемашин, более 800 орудий, сотни самолетов. Ничего подобного военная практика еще не знала. В этом смысле Халхин-Гол стал своего рода репетицией будущих сражений Великой Отечественной. Действуя по обстановке и стремительно уточняя задачи войскам, Жуков добился успеха. Оказавшиеся в полуокружении японцы 5 июля начали отступать, потеряв почти все танки и пушки. Больше они не переправлялись на западный берег Халхин-Гола, но по-прежнему оставались на территории Монголии.

Стороны наращивали силы, готовясь к решающему сражению. Жуков начал разработку наступательной операции. Он решил окружить и разбить противника между Халхин-Голом и монгольско-маньчжурской границей.

Наступление

Наступление советско-монгольских войск началось 20 августа артподготовкой и авианалетом. 26 августа 6-я японская армия была окружена. Чтобы не допустить деблокирования окруженных, Жуков бросил в бой все имевшиеся резервы. "Борьба осложнялась из-за сыпучих песков, глубоких котлованов и барханов. Японские части дрались до последнего человека", - вспоминал он те дни. Позже в беседе со Сталиным военачальник так оценил противника: "Японский солдат... хорошо подготовлен, особенно для ближнего боя... Как правило, младшие командиры в плен не сдаются и не останавливаются перед харакири". А вот японские офицеры, по оценке Жукова, были малоинициативны и склонны действовать по шаблону.

Началось дробление и уничтожение окруженной армии. "...Мы пошли по окопам, буквально забитым телами убитых японцев. Я никогда потом не видел такого количества трупов в окопах", - вспоминал позже, уже побывав на всех фронтах Великой Отечественной, писатель Константин Симонов.

К 31 августа территорию Монголии от японцев очистили полностью. Японские войска потеряли убитыми, по неточным данным, до 25 тысяч человек, советские - 9,7 тысячи, монгольские, которыми командовал маршал Чойбалсан, - 165 человек.

15 сентября по предложению японского посла в Москве Того СССР, МНР и Япония подписали соглашение о прекращении военных действий, которое вступило в силу на следующий день.

Последствия

Халхин-Гол имел далеко идущие политические последствия. Вторым фронтом этой войны был дипломатический. Договор СССР о ненападении с союзницей Японии - Германией - был заключен ровно в те дни, когда Жуков громил врага на Халхин-Голе. Итоги боев в Монголии сыграли свою роль в том, что в 1941 году, когда фашистские войска рвались к Москве, Япония так и не вступила в войну против СССР.

Атака красноармейцев при поддержке танка БТ-7.

А Монголия первой пришла на помощь Советскому Союзу. Вторая мировая была не только войной моторов, но и последней войной лошадей. МНР поставила Советскому Союзу полмиллиона "монголок". Потомки конницы чингисхановских орд помогли выжечь европейскую чуму ХХ века.

Судьбы

Иван Федюнинский - будущий командарм, генерал армии - командовал на Халхин-Голе полком.

Здесь же принял боевое крещение летчик, командир эскадрильи бомбардировщиков Иван Полбин, которого позже называли лучшим пикировщиком советских ВВС (генерал Полбин погиб в 1945 году в Силезии, посмертно удостоен звания дважды Героя).

Георгий Жуков, первый маршал Победы, в Монголии впервые проявил себя как "антикризисный менеджер". Именно здесь начала восходить его маршальская звезда. Уже в августе 1939 года Жукову присвоили звание Героя Советского Союза, в 1940 году он в звании генерала армии возглавил Киевский военный округ, в начале 1941-го стал начальником Генерального штаба. Позже он скажет, что восточная кампания спасла его от репрессий: "На меня готовились соответствующие документы... Дело шло к тому, что я мог кончить тем же, чем тогда кончали многие другие. И вот после всего этого - вдруг вызов и приказание ехать на Халхин-Гол. Я поехал туда с радостью. А после завершения операции испытал большое удовлетворение. Не только потому, что была удачно проведена операция, которую я до сих пор люблю, но и потому, что я своими действиями там как бы оправдался, как бы отбросил от себя все те наветы и обвинения..."

Капитан Сергей Грицевец (слева) и спасенный им майор Вячеслав Забалуев.

Индульгенцией, впрочем, Халхин-Гол служить не мог - да и что могло? Генерал-полковника Штерна, тоже получившего за Монголию звание Героя Советского Союза, в октябре 1941 года расстреляли...

В разгар боев на Халхин-Голе была учреждена медаль "Золотая Звезда", которую стали вручать Героям Советского Союза вместе с орденом Ленина. Если первые Герои - летчики, спасавшие челюскинцев, - родились над чукотскими льдами, то первые дважды Герои - в степях Монголии. Ими стали опять же летчики: Григорий Кравченко, ранее воевавший в Китае, ветераны Испании Сергей Грицевец и Яков Смушкевич.

Грицевец и Кравченко погибнут 30-летними: первый - в аварии в Польском походе 1939 года, второй - в бою в 1943-м (молодой генерал выпрыгнул из поврежденного Ла-5, но парашют не раскрылся - тросик перебило осколком). Генерал-лейтенанта Якова Смушкевича, вскоре после Халхин-Гола возглавившего ВВС РККА, казнили в один день со Штерном...

ИЗ МОНГОЛЬСКОГО БЛОКНОТА

  • Танк
  • Константин Симонов

  • Вот здесь он шёл. Окопов три ряда.
  • Цепь волчьих ям с дубовою щетиной.
  • Вот след, где он попятился, когда
  • Ему взорвали гусеницы миной.

  • Но под рукою не было врача,
  • И он привстал, от хромоты страдая,
  • Разбитое железо волоча,
  • На раненую ногу припадая.

  • Вот здесь он, всё ломая, как таран,
  • Кругами полз по собственному следу
  • И рухнул, обессилевший от ран,
  • Купив пехоте трудную победу.

  • Уже к рассвету, в копоти, в пыли,
  • Пришли ещё дымящиеся танки
  • И сообща решили в глубь земли
  • Зарыть его железные останки.

  • Он словно не закапывать просил,
  • Ещё сквозь сон он видел бой вчерашний,
  • Он упирался, он что было сил
  • Ещё грозил своей разбитой башней.

  • Чтоб видно было далеко окрест,
  • Мы холм над ним насыпали могильный,
  • Прибив звезду фанерную на шест -
  • Над полем боя памятник посильный.

  • Когда бы монумент велели мне
  • Воздвигнуть всем погибшим здесь, в пустыне,
  • Я б на гранитной тесаной стене
  • Поставил танк с глазницами пустыми;

  • Я выкопал его бы, как он есть,
  • В пробоинах, в листах железа рваных, -
  • Невянущая воинская честь
  • Есть в этих шрамах, в обгорелых ранах.

  • На постамент взобравшись высоко,
  • Пусть как свидетель подтвердит по праву:
  • Да, нам далась победа нелегко.
  • Да, враг был храбр.
  • Тем больше наша слава.

Читайте нас в Telegram

Новости о прошлом и репортажи о настоящем

подписаться