издается с 1879Купить журнал

"Двадцать лет служил да еще пять лет..."

Почему Александр II долго не решался заменить рекрутский набор на всеобщую воинскую повинность*

Продолжаем обсуждать военную реформу 1874 года, уроки которой анализировались в статье "Военная реформа Дмитрия Милютина: от суровой правды к высокому долгу" ("Родина N 4, 2024). Введение всеобщей воинской повинности считается венцом военных реформ царствования Александра II. Но мало кто знает, что это преобразование могло состояться на 10 лет раньше. Благодаря архивным документам, сегодня мы можем подробно рассказать о том, почему правительство отказалось от этого намерения.

Лубок "Песня рекрута. Последний нынешний денечек". Конец XIX - начало XX вв.

Лубок "Песня рекрута. Последний нынешний денечек". Конец XIX - начало XX вв.

Комиссия по велению Александра II

Вопрос о реформе набора войск был поднят еще в 1862 г. - и эта дата не случайна. Русская армия пополнялась по рекрутской повинности, и рекрутами были почти исключительно крестьяне. Отмена крепостного права в 1861 г. создавала новые условия в деревне, и набирать рекрутов прежним образом становилось затруднительно. Именно на эти перемены упирал недавно назначенный военный министр Д.А. Милютин, когда в начале 1862 г. представлял доклад в Совете министров по вопросу о пересмотре рекрутского устава.

Александр II повелел создать межведомственную комиссию для решения этой задачи. Цель рекрутской комиссии была двоякая: с одной стороны, предполагался полный пересмотр основных начал комплектования армии (прямо ставился вопрос о привлечении к срочной службе привилегированных сословий), с другой стороны, нужно было подготовить правила для набора, предстоящего в ноябре1.

Александр II (1818-1881).

В комиссию вошли представители нескольких ведомств. От военного министерства в ней участвовал генерал-лейтенант граф Ф.Л. Гейден, занимавший должность дежурного генерала (ответственного за личный состав). Это был второй по значению человек в министерстве, сторонник глубоких преобразований в армии. Он активно включился в работу. 24 февраля 1862 г. граф представил записку, в которой объявлял, что вопрос о переходе к всесословной воинской повинности назрел. Если служба в армии станет уделом дворянства, то это позволит повысить качество войск и облегчит бремя, лежащее на простом народе.

"Солдат наш убит духом, - категорически заявлял Гейден. - В военной службе он видит не честное исполнение долга гражданина, а гибель. Набор, при началах лежащих ныне в его основе, в понятиях народа, бедствие. Оставить армию в таком положении невозможно. Военное министерство не нашло бы оправдания, если бы не приняло на себя заботу вывести солдата из грустного положения. Возвысить его дух, возвысить значение службы в его собственных глазах, во мнении общества и народа, становится насущною потребностью. Достигнуть этого, при действующем ныне рекрутском уставе, нельзя"2.

Перемен хотели не все

Итак, уже в начале 1862 г. вопрос о введении всеобщей воинской повинности был поставлен самым серьезным образом. Единственным послаблением, которое Гейден допускал для имущих классов, была возможность законно откупиться от военной службы. Несмотря на такую значительную уступку, его записка встретила отпор. Генерал-майор граф Е.Е. Сиверс представил расчеты, согласно которым каждый год армию будет пополнять едва 1250 человек "свободных сословий". Действительно ли такое ничтожное число в 800-тысячной армии будет способно "вывести солдата из грустного положения"? А главное, обложить дворянство такой повинностью было бы несправедливо. Престол даровал "благородному сословию" свободу служить или не служить манифестом о вольности дворянства 1762 г.!3

Манифест императора о рекрутском наборе в 1863 г.

Но намерение военного министерства сгубила не дворянская оппозиция, а банальная нехватка времени. Уже 9 марта рекрутская комиссия признала, что она не успеет провести такую масштабную реформу до грядущего набора. А значит, ничего не остается, как сосредоточиться на текущих задачах4.

За инициативой Гейдена хорошо видны настроения эпохи "великих реформ". Отмена крепостного права виделась многим первым шагом к формированию единого гражданского общества. За ним стоило ожидать установления равенства в налогообложении и воинской службе. Целью было бы полное стирание юридических различий между сословиями. Конечно, сказывались и антидворянские настроения. В рекрутскую комиссию поступали записки с воинственными призывами: обязательная служба стряхнет с дворян "обломовщину"5. Но в аристократических кругах ходили противоположные мнения: дворянство и без того пострадало в ходе отмены крепостного права - оно нуждается в компенсациях, а не в новых повинностях6.

Проблемы наемничества

В 1863 г. члены комиссии не стали возобновлять вопрос о масштабных реформах из-за польского мятежа и сосредоточились на исправлениях наиболее вопиющих черт рекрутчины. Еще 1 сентября 1862 г. было отменено бритье лбов, служившее крестьянам символом прощания с прежней жизнью7. Чтобы облегчить службу, планировалось сократить ее срок до 10 лет, а также развивать систему наемничества.

К середине XIX в. уже существовала практика найма вместо рекрута заместителя ("охотника"). В 1863-1866 гг. от 1/6 до 1/4 призванных воспользовались такой заменой8. Но найти желающего служить вместо себя было целой наукой. Приходилось отправляться в соседние губернии, буквально выкупать согласившегося человека у общины, и только после этого можно было заключать сделку. В течение всего этого времени - а процесс мог растянуться на месяцы - потенциальный наемник "ломался". Так обозначали в народе безудержное гульбище накануне отдачи в рекруты9. Источники сохранили красочные описания таких кутежей.

Статья в журнале "Военный сборник". 1863 г.

"Это время беспутных оргий, - сообщали с мест, - ибо наниматель делается послушным рабом охотника, который, при малейшем отказе в исполнении его затей, пугает тем, что уйдет, околечит себя и т.п... пьянство, полный разгул грубых фантазий, разврат, продолжаются во все время гульбы"10. Крестьянин, желавший освободить сына от рекрутчины, должен был тратить на наемника до 500 руб. (рабочий-поденщик зарабатывал около 1 руб. в день). В лучшем случае сын избегал службы, а в худшем - накутившийся охотник сбегал прямо накануне сдачи.

Наемничество признавалось бедой. Во-первых, считалось, что оно дурно влияет на народную нравственность. Эта практика для мужчины приравнивалась к проституции для женщины11. Во-вторых, армия получала в свои ряды самых бедовых людей. Естественно, первым их желанием на службе было бегство. С 1863 г. в войсках почти полностью отменялись телесные наказания, и у начальников не оставалось средств воздействия на такой контингент. Жалобы на наемников в полках достигли такого накала, что летом 1866 г. Гейден вынужден был обратить внимание рекрутской комиссии на эту проблему12.

Экcперименты с наймом

Как ни странно, военное министерство не видело проблемы в службе за деньги. Наоборот, обеспечение возможности откупиться называлось "настоятельной потребностью армии и народа"13 и даже "обязанностью"14 правительства. А вот необходимость иметь хороших солдат и желание населения избежать службы по приемлемой цене явно входили в противоречие. Разборчивость при приеме наемников неизбежно повышала бы цену на их услуги.

В окружении Милютина склонялись к переходу от частного найма к государственному. Желающий откупиться от рекрутчины платил бы специальный взнос в пользу государства, а эти деньги направлялись бы на наем заместителя. Выбор наемника оказывался тогда в руках государства. Это позволяло бы привлекать старых солдат на сверхсрочную службу за счет солидной премии. Именно таким образом с 1855 г. было организовано заместительство во Франции15.

Граф Ф.Л. Гейден (1821-1900).

Кстати, эксперименты с государственным наймом начались еще в 1840-е гг., но неизменно оканчивались провалом. Так, в трех прибалтийских губерниях взнос внесли 198 человек, а на следующий год - 586 человек. Но найти им на замену удалось только 4 наемников16. Государство проигрывало конкуренцию частным нанимателям, и даже более высокая премия не могла изменить это. Перспектива месяцами куролесить за чужой счет была более привлекательной для буйных голов. Наконец, важны были условия солдатской жизни. В середине 1860-х гг. из огромной армии на сверхсрочную службу каждый год поступало всего несколько сотен человек17. 15-летний срок службы (после преобразований 1859 г.) был слишком долгим, а бонусы - непривлекательными.

18 июня 1868 г. было принято новое положение о замене обязательной службы денежным выкупом. Желающие откупиться должны были теперь платить внушительный денежный взнос в 570 руб. Эти деньги государство направляло на премию заместителям и обеспечение их будущего после службы. Частный наем дозволялся только после того, как будут исчерпаны выкупные квитанции. Их число соответствовало числу охотников, которое государство рассчитывало нанять18. В мае того же года был сокращен срок действительной службы до 10 лет19. В итоге удалось несколько увеличить число заместителей из самой желанной для государства категории - уже находившихся на службе солдат. В 1868 г. таковых нашлось 347 человек, а в 1869 г. - около 130020. Но, разумеется, этого было недостаточно.

Воля Александра II

Период 1862-1868 гг. можно считать временем экспериментов в области набора войск. Россия Александра II постепенно отходила от традиционной рекрутской повинности. Развитие наемничества, относительно умеренный срок пребывания под знаменами и поощрение сверхсрочной службы - все это сближало наборы в Российской империи с французской системой - конскрипцией, распространенной в Западной Европе в середине XIX в.

В рекрутском присутствии. С рисунка В. Перова. Конец XIX - начало XX вв.

В России было только одно, но принципиально важное отличие - обязательная военная служба распространялась лишь на непривилегированные сословия. Кроме того, нельзя сказать, что установившаяся в 1868 г. система полностью одобрялась. В одной из записок констатировалось: "Государство становится маклером в организованной торговле людьми"21. Франко-прусская война 1870-1871 гг. резко оборвала эти эксперименты.

Как только в Санкт-Петербург пришли первые известия о поражениях французов, последовала реакция. 27 августа 1870 г. в рекрутскую комиссию была передана воля Александра II: приступить к разработке главных начал нового порядка набора в войска. А 1 января 1974 года император-реформатор своим указом утвердил Устав о всеобщей воинской повинности. Как провозгласил влиятельный публицист того времени М.Н. Катков, "время ратей, состоящих из рабов и наемников, прошло"22.

И. Соколов. Проводы в город парубков, назначенных в рекруты. 1860-е гг.

* Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда N23-28-00325 "Российская армия ХVIII - начала XX вв. как социокультурный феномен".

  • 1. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 1. Л. 1-2, 13.
  • 2. Там же. Л. 17 об-18.
  • 3. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 249. Л. 245 об-247.
  • 4. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 1. Л. 34-34 об.
  • 5. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 264. Л. 132 об-136.
  • 6. Христофоров И.А. "Аристократическая" оппозиция великим реформам. Конец 1850-х - середина1870-х гг. М., 2002. С. 138-139.
  • 7. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. 37. Ч. 2. 1 сентября 1862 г. N 38622.
  • 8. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 291. Л. 203 об.
  • 9. Кормина Ж.В. Проводы в армию в пореформенной России. Опыт этнографического анализа. М., 2005. С. 85.
  • 10. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 263. Л. 16-16 об.
  • 11. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 264. Л. 111 об.
  • 12. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 291. Л. 111-112.
  • 13. Там же. Л. 204 об.
  • 14. Там же. Л. 18 об.
  • 15. Histoire Militaire de la France. Sous la direction d Andre] [ Corvisier. Tome 2 - De 1715 a]`[ 1871. Paris, 1992. P. 422.
  • 16. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 291. Л. 16-17 об.
  • 17. Там же. Л. 204 об.
  • 18. ПСЗРИ. Собрание 2. Т. 43. Ч. 1. 18 июня 1868 г. N46002.
  • 19. ПСЗРИ. Собрание 2. Т. 43. Ч. 1. 20 мая 1868 г. N45876.
  • 20. Военный обзор 1869 года // Русский инвалид. 1870. N1. С. 2.
  • 21. РГВИА. Ф. 378. Оп. 1. Д. 263. Л. 50.
  • 22. Катков М.Н. Собрание передовых статей Московских ведомостей. 1870 год. М., 1897. С. 747.